cup Разделы Дмитрий Саночкин - Авторский сайт » проза » Несколько встреч с интересными людьми

Несколько встреч с интересными людьми

1

Следуя своей традиции записей воспоминаний, я решил посвятить несколько страниц рассказам-зарисовкам о встречах с интересными людьми.

Я расскажу на нескольких последующих разрозненных страницах о людях, которые оказали на меня влияние, и, прежде всего, влияние какими-то своими не совсем обычными способностями, способностями к неординарной жизни в духе религии или философии.

В своей жизни я не так часто встречал подобных людей, и каждый раз эти встречи были в радость. Я убежден, что интерес к подобным темам накладывает на людей свой неповторимый отпечаток, выделяет их из общего потока жизни.

2


С Антоном К. я познакомился в начале 90-х годов, в период своего увлечения мистицизмом, и мы с ним довольно долго общались, и общаемся до сих пор, правда уже в основном благодаря Интернету. Хочу здесь немного рассказать об этом человеке.
_________

...Квартира его еще не так давно представляла собой прелюбопытное зрелище. Ее стены, побеленные известкой, были все сплошь увешаны самыми разнообразными плакатами, постерами, предметами искусства и прочими артефактами.

Антон говорил, что эта комната, является для него своего рода «священной территорией» или уголком, в котором находит отражение его внутренний мир, - так каждая вещь или предмет в ней соответствует чему-то внутри него самого... Надо сказать, что объяснение это философское и довольно запутанное, в духе книг Кастанеды, которые Антон всегда любил читать.

На старом раскладном столике в «священной комнате» помещался не менее старый компьютер. Тут же обычно лежала еда, которой питался хозяин, т.е. хлеб, маргарин, сахар и чай. В питании, равно как и в одежде, этот необычный человек был всегда неприхотлив, подобно классическому «митьку» из книги Владимира Шинкарева.

Антон не часто употреблял спиртное, покуривал, но также довольно редко. Со временем он сумел отказаться от курения, и частично от выпивки.

С празднований различных дней рождений он всегда уходил самым первым, дабы не принимать участие в пьяных разговорах и не обременять свой организм излишними возлияниями, такое осторожное и тактичное поведение он демонстрировал вполне в духе того учения магов, которому следовал, - именно это, как я понял впоследствии, и называется у Кастанеды «путем воина».

Антон - любитель путешествий. Страсть к этому когда-то привил ему Игорь И., наш общий с ним друг, вытащив его из грязного и пыльного Тагила на Алтай. Тот благополучно побывал в горах, и с тех пор охота к перемене мест прочно поселилась в его душе. После он ездил неоднократно в горы, с друзьями и в одиночку, жил там у знакомых людей, затем возвращался, устраивался вновь на работу, чтобы после, накопив денег, снова отправится в странствия...

Однажды Антон, в духе авантюризма и, руководствуясь магической литературой, даже купил себе собственный домик где-то в районе Красноярска, в далекой сибирской тайге, неподалеку от места ссылки В.И. Ленина... Туда он порой наведывается, чтобы насладиться свободой и общением с тамошней природой.

Я не хочу сказать плохо об Антоне, но он всегда производил впечатление человека «не от мира сего». Его речь довольно странна, говорит он мало, но если говорит, то нечто необычное и авангардное, снабжая свои слова различными курьезными эпитетами и словами собственного изобретения (наподобие «слов-бумажников-с-несколькими-карманами» Шалтая-Болтая из книги Льюиса Кэрролла), так что производит неожиданное впечатление на неподготовленных людей, впрочем, люди, знающие его хорошо, к такому поведению уже привыкли и не обращают на него особого внимания.

Родители его имеют слабость к выпивке. Жизнь в коммунальной квартире нелегка для его семьи и для него самого. Стесненные условия помещения, неустроенность, пьющие соседи - все это накладывало и накладывает свой отпечаток на его жизнь и на жизнь его семьи. Но надо заметить, что Антон всегда переносил эти испытания стоически (или как «воин», если пользоваться более близкой ему терминологией) и редко поддавался им. Даже более того, умел сохранить при этом спокойствие и добродушие, что, несомненно, является большой заслугой его характера. Прожить так всю свою жизнь и почти не поддаться пагубному влиянию - это многого стоит!

3

Следующий мой рассказ будет о человеке, с которым меня познакомила судьба, во время моего лечения в клинике в самом начале нулевых годов. Лечился я от остаточных явлений черепно-мозговой травмы, перенесенной в возрасте 4-х лет.
_________

...Больница - это такое место, где можно встретить самых разных людей, с самыми разными взглядами и убеждениями. Есть среди них те, кто ни во что не верит, есть и те, кто верит, есть, так называемые, люди духовно-ищущие. Одним из самых ярких людей, из разряда духовных, общение с которыми наиболее всего запомнилось мне, был Валера-Кришна.

Кришной его прозвали потому, что он всегда и везде проповедовал этого бога – друзьям, случайным товарищам, медперсоналу больницы, где лечился, и делал он это настойчиво, и в то же время деликатно.

Валера носил колоритную бороду и походил скорее на дородного старобрядца, чем на щуплого вегетаринца-кришнаита, каким мы обычно их представляем, и какими они нередко на самом деле являются. У него есть жена примерно его возраста, т.е. лет 40, и даже, кажется, есть дети.

Валера носил с собой в больницу огромные тома священных писаний своей секты (я не очень люблю это слово, как мне кажется, оно отдает шовинизмом, можно сказать – «религия», «школа» - имеющая такое же точно право на существование, как и любые другие религии, школы и конфессии), которые впоследствии дарил товарищам по своей больничной палате.

Читал он и мантры, перебирая четки в мешочке с рисунком по бокам, и не обращая в таких случаях внимания на любопытные взгляды со стороны.

Помню, мы подолгу беседовали с ним о его вере. Я со своей стороны делился впечатлениями от книги Бхактиведанты Свами (автора кришнаитских книг) «Наука самосознания», которую когда-то читал, и которую подарила мне моя мама. Он же, как выяснилось, мог рассказывать не только о Кришне, но и обсуждать, например, творчество группы Аквариум и другие подобные интересные темы, имеющие отношение к культуре.

Валера имел слабость к выпивке и курил. Тем не менее, вера и различные слабости и привычки сочетались в нем. Он боролся в душе с ними, боролся с инерцией свой несовершенной натуры, боролся со слабостью потакать бездуховности тех людей, которые не разделяли его веры, или были безразличны к ней...

Помню, что у него случались и перепады настроения, минуты колебаний или сомнений. Как-то в период своего тогдашнего лечения он ушел на несколько дней в краткосрочный отпуск (КО), и вернулся уже не с кришнаитскими книгами, а с томиком рассказов Чехова, и убеждал меня прочесть какой-то рассказ оттуда, который, как я понял, очень его зацепил...

Помню я также и то, что именно благодаря этому человеку нашел в себе силы прочитать один из самых известных и ярких памятников индийской литературы - «Бхагавад-гиту», за что благодарен влиянию Валеры.

Как дальше сложилась жизнь этого интересного человека, я не знаю, но до меня доходили слухи, что впоследствии он перестал быть кришнаитом, и общий культурный и духовный кризис общества вкупе с нашей общей несовершенной натурой сделали-таки свое злое дело, отвратив его от веры... Не знаю, насколько можно верить таким слухам, но тогда, в самом начале нулевых, когда я встретил его, Валеру все звали не иначе как «Кришна», такой образ его навеки и остался в моей памяти...

4

Был период в моей жизни, когда путь духовных поисков, приобретя довольно причудливую траекторию, минуя увлечение эзотерикой и духовными учениями Востока, привел меня в церковь. Это случилось со мной в начале нулевых годов. Через какое-то время, следуя все той же непредсказуемости характера и судьбы, я переметнулся в секту (как уже сказал, не люблю это слово) неопятидесятников, куда долгое время ходила моя мама. Спустя еще год, я вернулся обратно к увлечению церковным учением и посещал храмы вплоть до конца нулевых годов, когда, следуя старой-доброй памяти, вновь вернулся к давнему своему увлечению философией и мистикой. Об этих двух периодах увлечения христианством – церковным и сектантским, и о людях, с которыми довелось общаться в то время я и хочу рассказать в этой главе.
_________

...Милые добрые люди, увлеченные общей идеей богопочитания, собирались каждое воскресение вместе, пили чай с тортом, который покупали на общие деньги, пели, разговаривали на духовные темы... Таково наиболее яркое мое воспоминание о времени увлечения идеями секты. И напрасно православные гонят эти учения, в них нет абсолютно ничего злого или плохого, в этом я убедился сам. Если и существует какой-то недостаток у этих неортодоксальных традиций, так это то, что идиллия подобного общения зачастую эфемерна, не вечна, не все могут постоянно удерживаться на такой энергичной волне, велик процент людей, которые со временем покидают секты, и в лучшем случае – находят себе другое учение, а в худшем - полностью разочаровавшись в духовных путях и не примкнув ни к одному из них, возвращаются к обычной жизни.

Я помню, что у нас в нашем доме всегда по всем углам была разбросана различная христианская литература, какие-то брошюры с яркими обложками, буклеты... Когда я сам стал ходить в секту, то стал уже как-то прибирать ее и сортировать.

Как уже сказал выше, пребывание на столь энергичной волне требует большого умения и сил. Динамичные проповеди в молитвенном доме, экстатические песнопения, все это настолько полно жизни, что неудивительно, что в основном лишь только женщины, с их кипучей неугомонной энергией, способны бывают оценить такой досуг и предаться ему всей душой своей.

Поэтому, походив какое-то время в эту церковь неопятидесятников, и исчерпав запас сил и интереса, я оставил это увлечение.
_________

...Судьба давала возможность встретить интересных людей из числа верующих, например, Любовь Николаевну или просто Любу. Люба научила молиться по молитвослову, надоумила съездить в паломничество, поддерживала в духовном плане.

Люба – простая женщина, с мягким вкрадчивым голосом, она далека от философии или науки, и просто верит в Бога. В последнее время, оставив работу на УВЗ, она перешла работать в церковь, которая находится неподалеку от заводской проходной. Верит она очень горячо, что называется всей душой, безоговорочно принимая церковное учение. Если церковь говорит, что секта – это «дьявольское сонмище» (по словам Игнатия Брянчанинова), значит, так оно и есть, и нечего их защищать.

Но в то же время, несмотря на свою бескомпромиссность и твердость суждений, Люба в душе очень добрый и милосердный человек.

5

Единственный случай в моей жизни, когда я могу употребить слово «секта» в негативном смысле, это история с моим другом Александром Е, о чем я и намерен рассказать далее.
_________

...Саша был обычным человеком, учился в школе и довольно неплохо, пока волею судеб жизнь не свела его с последователями деструктивного культа нашумевшей в самом начале 90-х годов секты «Белое братство».

После этого жизнь его резко изменилась. Ему открылся мир духовности, но, к сожалению, не в привычной большинству, удобной и безопасной форме, а в форме рискованного предприятия, из которого ему удалось выйти лишь после ареста руководителей этой секты. Он ездил по стране, проповедуя сомнительное и опасное учение, подвергал себя суровой аскезе, питаясь одним рисом, приправленным красным стручковым перцем, читал мантры, пел и медитировал. Также нередко его забирали в милицию за активную проповедь, в общем, натерпелся он, как видно, немало за этот период своей жизни.

Когда весь этот кошмар закончился, Саша вернулся домой. В этот момент мы с ним и познакомились. Вскоре выяснилось, что он не чужд творчеству, поет и играет на гитаре и сам сочиняет песни. Скорее всего, этот дар у него открылся практически сразу после возвращения к нормальной жизни. Какое-то время мы с друзьями собирались у него дома, играли музыку, общались друг с другом.

Он пишет потрясающей красоты песни, почти все из которых существуют в записи, некоторые из них я помню наизусть, вот например такие проникновенные строчки:

«Укрыв свой взор под сенью век,
Забыв о времени жестоком –
О чем-то близком и далеком –
Под светом звезд шел человек, -
О чем-то близком и далеком –
Под светом звезд шел человек.

Никто не знал его: причины
Неинтересны для людей;
Всего лишь несколько морей,
Да верность глаз – его почины,
Всего лишь несколько морей,
Да верность глаз – его почины...»


Какое-то время после возвращения к нормальной жизни Саша прожил в Нижнем Тагиле, а затем переехал жить на Украину, там познакомился с девушкой, женился, у него родились двое детей. Сейчас он, как и прежде пишет песни, играет в музыкальной группе, в его репертуаре уже больше ста песен.

А как же опыт духовной жизни? Насколько я знаю, Саша сохранил интерес к этой теме, сейчас он интересуется родноверием, что находит отражение в его музыкальном творчестве...

6

...Вспоминаются сейчас случаи общения с Андреем М. Я помню, что, в начале 90-х, он, будучи увлеченным идеями секты «Белое братство», а затем оккультной литературой, разрисовывал цветными ручками поверхность листа оргстекла, который лежал на его письменном столе. Это были рисунки различных знаков и символов. Больше ни у кого в домах в те годы, да и в последующие годы тоже, я ничего подобного не видел. Он же вырезал своими руками из дерева четки по инструкции из кришнаитских книг Бхактиведанты Свами. Сделал он этих четок несколько штук и все раздарил своим друзьям. Один экземпляр изделия хранится дома у одного моего друга, с которым я поддерживаю отношения, но, к сожалению, погребен среди других вещей.

Помню я и песни, которые сочинял Андрей. Мы в те далекие времена порой сочиняли какие-то песни и записывали их в собственном исполнении под гитару на бобинный магнитофон. Тогда же кому-то из нас в руки попалась книга Еремея Парнова «Проснись в Фамагусте». В этой книге есть такой эпизод:

«Сандаловый старичок коснулся сухими прохладными пальцами склоненной, коротко остриженной головы проводника и пробормотал очистительные мантры. От его прикосновения на душе сразу стало легко и покойно.

- Пришлый дами наколдовал мне смерть, - пожаловался Анг Темба, храня надежду на пересмотр приговора.

- Смерти нет, - успокоил его лама. - Есть только прошлое, будущее и сорок девять дней б а р д о между ними. Не бойся, иди...

- Может, мне расторгнуть контракт с саибом из страны Америка? — спросил шерп, благодарно ткнувшись лбом в расшитые бисером монашеские сапоги.

- Я отвечу тебе в должное время, - несколько помедлив, пообещал Нгагван Римпоче.»


Очевидно, что этот текст навеян Тибетской книгой мертвых, где есть описание 49-дневной программы путешествия сознания человека в Бардо - промежуточном состоянии между рождениями.

В те времена литература по буддизму, типа Тибетской книги мертвых, была практически недоступна, поэтому книга Еремея Парнова оказалась тогда чуть ли не единственным образцом введения в такого рода предмет.

Пишу я все это к тому, что Андрей сочинил тогда одну песню, которая называлась «49 дней». В ней эта цифра повторяется рефреном. Помню в этой песне такие строчки:

«49 дней... Погоди, постой!
49 дней - долгой дороги домой.»


Очевидно, что речь в ней шла о путешествии души трудными дорогами, скорее всего - за гранью этого мира - если правда то, что она была написана именно по этому сюжету. К сожалению, я практически не помню слов этой песни, всплывают только обрывки строчек, и мне сложно сказать, о чем эта песня. Но думаю, что навеяна она книгой, которой все мы тогда зачитывались. У меня нет записи этой песни. Есть она у друга, но пылится эта запись где-то среди других бобин, и ее нужно отыскать, а затем оцифровать. Было бы хорошо, если бы однажды это было сделано.

В воспоминаниях тех лет книга Парнова ассоциируется с путешествиями на Алтай. Периодически кто-нибудь из нашей компании отправлялся в те далекие края - для того, чтобы зарядиться энергией и впечатлениями у Природы. В книге «Проснись в Фамагусте» описываются путешествия по горным районам Тибета. Эти описания служили нам своего рода напоминанием о горах. Мы читали и перечитывали эту книгу по многу раз для того, чтобы снова и снова освежить в памяти незабываемые впечатления от алтайских поездок.

7

И напоследок, прежде чем закончить свое повествование, я хочу рассказать о двух людях, которые в своем образе как бы сконденсировали общую энергию и харизму, опыт многих моих знакомых и друзей, и повлияли на них своими взглядами и убеждениями, своей жизнью.
_________

...О первом из них, Викторе З., я написал когда-то отдельный рассказ. Здесь расскажу о его истории лишь вкратце.

Виктор был, как это и происходит зачастую, обычным человеком, ничем не выделялся из привычной массы людей. Он работал в ГАИ, ходил на службу, воспитывал детей, выпивал...

Но вдруг в его жизни произошел случай, который кардинально повлиял на всю его дальнейшую судьбу. Однажды, находясь в одиночестве у себя дома, он потерял сознание, а когда очнулся, то обнаружил, что заперт в комнате, на нем не было одежды, из крана на кухне текла вода... При этих загадочных обстоятельствах его нашла его жена, после того, как вернулась домой. Вскоре случилось еще одно событие: она обнаружила на его спине, с правой стороны, таинственный знак, в виде креста с основанием и двумя лучами, исходящими из основания… Также вскоре стало известно, что Виктор обрел некоторые экстрасенсорные способности. Какое-то время он практиковал лечение людей, потом в начале 90-х годов у него появились ученики и последователи, которым он изложил свое учение, свои взгляды на мир. Судьба распорядилась так, что этими учениками стали некоторые из моих друзей.

Виктор оказал большое влияние на нашу компанию. Своей харизмой он привлекал к себе людей и объединял их между собой. Его образ гуру оказался неким маяком, вечно манящим и недоступным, но согревающим сердца в минуту скорби и уныния. Я думаю, что, во многом благодаря ему и его влиянию, нити, связующие нашу компанию не распались раньше времени, и если бы не он, то мы давно бы уже растеряли друг друга в шуме и суете многолюдного города...
_________

...Виктору наша компания обязана также тем, что он познакомил нас с Алтайским краем. В горах Алтая, в маленьком поселке Элекмонар, в середине 90-х годов я встретил второго человека, интересного своими духовными интересами и исканиями - зовут этого человека Илья. С ним я общался недолго, так сложилось, но впечатлений от встречи с ним хватило на всю оставшуюся жизнь.

Илья запомнился мне прежде всего как мистик, т.е. человек всерьез посвятивший себя духовному поиску. В его деревянном двухэтажном доме, где он жил со своей семьей, располагалась довольно обширная библиотека эзотерических книг, книги эти помещались на обоих этажах дома. Я помню, как во время моего пребывания у него в гостях мы с ним обменивались такого рода литературой: я подарил ему книгу Елены Блаватской «Ключ к теософии», которую привез с собой, он же в свою очередь подарил мне издание, в которое входила книга Петра Успенского «В поисках чудесного» и книга Георгия Гурджиева «Взгляды из реального мира».

Я видел его, подолгу медитирующим на верхнем этаже своего дома, сидящим, завернувшись в белую простыню, и сосредоточенно взирающим на изображение магической диаграммы-мандалы, висящей на стене.

О нем также рассказывали, что он, бывало, в одиночестве отправлялся высоко в горы и там совершал ретриты, занимаясь созерцанием и ночуя под открытым небом в спальном мешке...

Илья был женат, у него есть дети от первого брака, сейчас он живет в Москве. По слухам, он занимается трансперсональной психологией, ведет какие-то семинары. Вот, на мой взгляд, достойный пример человека, посвятившего свою жизнь духовному развитию и совершенствованию.
_________

В заключение этой главы я хочу отметить, что встречался в своей жизни еще с несколькими людьми, так или иначе занимающимися самосовершенствованием. А также общался с некоторыми из них в виртуальном пространстве Интернета. В настоящем сочинении я упомянул лишь самые, на мой взгляд, яркие примеры таких людей. Но, если хорошо подумать, то можно, пожалуй, вспомнить немало других похожих примеров... Судьба каждого такого человека интересна сама по себе, и я уверен, что в какой-то степени самосовершенствование проходит через жизнь каждого из нас.

8

...Время течет, все меняется. Все меньше остается иллюзий, все меньше и людей остается в нашей жизни, которые бы понимали нас или разделяли наши взгляды и убеждения, чаще всего – это лишь самые близкие друзья или родные люди. Но времена духовных поисков, моменты общения с другими людьми, подчас очень разными и непростыми, на мой взгляд, очень многое дают человеку. Так мы учимся сочувствию и пониманию, перенимаем у других людей их опыт, получаем стимулы для дальнейшего поиска и развития.

20.11.12 г. - 08.04.16 г.
  • Категория: проза, проза/рассказы. Добавил: dima (4 августа 2018).
    cup Другие новости из категории проза, проза/рассказы :
    Информация
    cup Вход на сайт    cup Регистрация cup Лучшие новости cup Облако тегов cup Наш опрос cup Немного рекламы cup Календарь cup Архив новостей

    Авторский сайт Дмитрия Саночкина. Copyright © 2009-2018 All rights reserved.